Американский дефолт откладывается

obamaВ эпопее «Спасти США от дефолта» интрига сохранялась до последнего момента. Длительные партийные переговоры увенчались успехом только 31 июля. 1 августа, всего за день до предполагаемого дефолта, компромиссный законопроект поддержали в Палате представителей. Следующее слово было за Сенатом.

Угроза технического дефолта правительства Соединенных штатов Америки не на шутку взбудоражила весь мир. Потенциальные проблемы Штатов с обслуживанием обязательств — не новость. Очередного «потолка» государственного долга — 14,29 триллиона долларов — Вашингтон достиг еще в мае 2011 года. Тогда же министр финансов Тимоти Гайтнер заявил о запуске ряда «преддефолтных» мер и предупредил: они будут помогать только до августа. И одна бы беда не пришла: в последний летний месяц у американского правительства должны были возникнуть затруднения как с социальными выплатами (3 августа планировалась выдача пенсий на 23 миллиарда долларов), так и с погашением процентов по собственным займам.

На протяжении двух месяцев представители законодательной власти США не могли найти общий «антидефолтный» знаменатель. Республиканцы и демократы традиционно предлагали разные пути спасения ситуации. Первые стояли на позиции «Тратить надо меньше!», подразумевая, в первую очередь, социальные программы Барака Обамы. Вторым же был ближе сценарий «Доходы нужно увеличивать!», предполагающий повышение налогов на сверхприбыль. Точки кипения ситуация достигла к середине июля. Тогда президент США обратился к Конгрессу с просьбой как можно быстрее прийти к компромиссу.

Мгновенное согласие, как и можно было ожидать, не наступило. Спустя несколько дней Барак Обама уже признавал: технический дефолт все-таки может случиться. Тем временем, за полмесяца американские законодатели успели провалить и республиканское, и демократическое предложение. С истечением времени до часа «Х» страсти накалились до предела. Наконец, 31 июля глава государства объявил об идейном перемирии. «Я хочу сообщить, что лидеры Конгресса смогли прийти к соглашению о снижении бюджетного дефицита для избежания дефолта, который оказал бы разрушительное воздействие на нашу экономику», — сообщил Барак Обама.

Судя уже по первым заявлениям, всеобщее одобрение «усредненный» вариант не снискал. Предметом ожесточенных споров оставались планка повышения нормы госдолга и сокращение бюджетных затрат. В конечном итоге республиканцы и демократы сошлись на поэтапном сценарии. Согласно ему, лимит госдолга уже до конца 2011 года может быть повышен на 900 миллиардов долларов. Ценой этой уступки стало «железное» обязательство сократить до 2021 года расходы государства почти на триллион долларов. О поднятии налогов, с чем и боролись республиканцы, в этом случае речи не будет. Пока не будет, ведь Барак Обама продолжает вспоминать о необходимости поиска «сбалансированного подхода», который и предполагает большую нагрузку на амеркианских богачей и крупные корпорации. Параллельно специальная двухпартийная комиссия должна до конца ноября предоставить программу еще более радикального сокращения дефицита государственного бюджета — более чем на полтора триллиона в течение все тех же 10 лет. Если им это удастся — то заветный барьер госдолга будет дополнительно отодвинут почти на 1,6 триллиона. Если 6 республиканцам и 6 демократам не удастся договориться, то Барак Обама все равно получит право поднять планку, но на меньшую сумму — до 1,2 триллиона долларов. По подсчетам экспертов, этого вполне могло бы хватить для того, чтобы до 2013 года американское правительство могло вздохнуть с облегчением. Однако же, «долговая» щедрость тоже должна быть оплачена, предполагается, что в таком, некомпромиссном, случае Вашингтон должен пойти на пропорциональное сокращение (то есть, взяли 1,2 триллиона — их же и сэкономьте) федеральных расходов.

Неоднозначное отношение законодателей к компромиссу (да и — критично малые запасы времени) всерьез накалили законодательные страсти. Значимость грядущего голосования подчеркнуло и то, что в нем неожиданно (впервые с трагической встречи с избирателями) приняла участие конгрессмен от Аризоны Габриэль Гиффордс, тяжело раненая в январе 2011-го. «Я не имела права рисковать, ведь мое отсутствие могло привести к краху нашей экономики», — сказала она, поддержавшая законопроект. Но далеко не все соратники конгрессмена Гиффордс по партии были столь же снисходительны