Упадок классицизма

В подражание гражданской архитектуре тех лет на фасадах ряда городских мостов и даже на порталах стальных ферм (например, у моста через Рейн в Бонне) появилась обильная орнаментация — обычно вычурная и дробная, совершенно не соответствующая крупному масштабу сооружения. В итоге архитектурный облик моста утрачивал необходимую художественную цельность.

Типичным примером формалистического украшательства может служить мост Александра III в Париже, явившийся как бы пропилеями Всемирной выставки 1900 г. Многочисленные гирлянды, колонны и т. п. в значительной мере снизили эстетический эффект, производимый его пологой и тонкой стальной аркой. Убранство моста яркое выражение напыщенности той эпохи,- писал впоследствии об этом сооружении современный французский искусствовед Анри Дюбли.
Словно не доверяя эстетическим качествам металлических конструкций, проектировщики нередко дополняли силуэты мостов разного рода надстройками, башнями и тому подобными архитектурными формами, как правило, лишенными конкретного конструктивного и функционального смысла. Своего апогея эти тенденции достигли в Германии: на устоях многих мостов появились огромные декоративные каменные башни. Их архаизированные формы, стилизованные под средневековые замки, в большинстве случаев резко дисгармонировали с абрисом стальных арок и ферм (мост Нибелунгов через Рейн в Вормсе и т. п.).
В конце XIX — начале XX вв. во многих городах Западной Европы появились мосты, в композицию которых были включены скульптуры. Сам по себе прием украшения городского моста статуями далеко не нов: он широко использовался в XVII, XVIII и первой половине XIX в., в период развития стилей барокко и классицизма. Тогда появилось немало мостов, являющихся замечательными примерами органичного синтеза архитектуры и монументальной скульптуры (мост Адриана в Риме, Карлов мост в Праге, Аничков в Петербурге, Ланцхид в Будапеште и др.).