Конфронтация или сотрудничество?

Итак, мы ехали в офис. На улице, как всегда в будний день, были пробки. Машина почти не двигалась. Мне казалось, что мы будем тащиться до соседней улицы еще как минимум полчаса. От этой мысли я помрачнел.

— Ты голоден? — спросил Малдун.
— Нет, вовсе нет. — В тот момент я не думал о еде. Я жаждал продолжения его рассказа. Мне хотелось узнать о третьем правиле.
Вдруг Малдун обернулся и указал на какой-то предмет, который был виден в окно заднего вида:
— Ты заметил огромный старинный фонарь на углу того кирпичного здания?
Мне пришлось немного изогнуться, чтобы проследить за его рукой.
— И что в нем особенного? — спросил я.
— Я был там прошлым вечером. Это ресторан Bentleys -любимое место журналистской братии и рекламщиков. Мы регулярно заходим сюда после работы, чтобы поболтать. Я там вчера ужинал с друзьями. Потрясающая кухня! Сначала я заказал суфле из шпината, в центре которого была капля анчоусного соуса. Это блюдо подают с теплыми ломтями домашнего хлеба — знаешь, такой нежный мякиш с хрустящей корочкой. Суфле просто таяло во рту. На горячее принесли острый стейк с прекрасно взбитым картофельным пюре и мелким зеленым горошком. Этот чудесный обед завершался отличным десертом -блинчиками «Сюзетт» и старым, выдержанным бренди.
Кажется, я недавно сказал ему, что не голоден? Минуту назад так оно и было. Но теперь желудок сжимался от спазмов. Мне хотелось стейк с картошкой! Чем больше я думал о них, тем больше разгорался аппетит. Эти яства вставали перед моим мысленным взором настолько отчетливо, что я обонял их запах и чувствовал вкус.
— Вы только что убедили меня в том, что я хочу есть!
— Нет, я просто заигрывал с твоим воображением, чтобы таким образом пробудить эмоции или, в данном случае, аппетит. — Малдун улыбнулся.
И в моей голове будто что-то вмиг прояснилось:
— Точно так же сегодня вы пробудили фантазию нашего клиента! Когда я вывалил груду конвертов на пол его кабинета, его мечта о принесшей обильные плоды рекламе как бы материализовалась.
Мой шеф кивнул, затем потянулся за портфелем и положил его себе на колени. Я думал, он собирается мне что-то показать. Но он вытащил тонкую папку с какими-то бумагами и принялся изучать их содержание.
Сидеть спиной к движению было неудобно, меня укачивало, а желудок требовал обеда. К тому же эти откидные места явно непригодны для высоких людей, а у меня рост под два метра. Через минуту или чуть более я все-таки пересел на диванчик рядом с Малдуном. Он, казалось, был полностью поглощен чтением. Так что я откинулся на спинку, вытянул наконец ноги и стал смотреть в окно.
В какой-то момент я снова бросил взгляд на сидящего рядом со мной начальника. Интересно, что в его жизни происходит помимо работы? Он примерно в два раза меня старше (мне вскоре должен был исполниться двадцать один год), и он, вероятно, может справиться с любым делом, решить любую задачу. Малдун уверен в себе, сдержан, обаятелен. Его принципы и правила логичны и очевидны. Почему же раньше все это не приходило мне в голову? Конечно же, ты приковываешь внимание и устанавливаешь прочную связь с собеседником, когда смотришь ему в глаза. Безусловно, человеку спокойно и приятно находиться рядом с теми, кто похож на него. И не может быть никаких сомнений в том, что воображение пробуждает чувства. Да и вообще большинство из нас живет в мире своих грез: когда мы не заняты фантазиями о будущем, мы выдумываем свое прошлое.
Стеклянная перегородка, отделявшая от нас водителя, неожиданно открылась: «Извините, ребята. Кажется, впереди авария или что-то в этом роде. Ну, ничего, уже недолго».
— Спасибо, обнадежили, — едко заметил я.
— Вы же понимаете, что я в этом не виноват. — Дверца перегородки громко хлопнула. Таксист действительно не виноват. Это я от голода стал раздражительным.
— Ничего страшного. Спасибо, что предупредили, — довольно громко, чтобы было слышно шоферу, сказал Малдун. А затем печально посмотрел на меня: — Какое впечатление ты на него произвел? Чего ты от него ждешь — конфронтации или сотрудничества? — Тут стало ясно, что он преподаст мне сегодня как минимум еще один урок. — Как ты думаешь, в каком случае мы быстрее доберемся до места: если ты будешь с ним вежлив или если выведешь его из себя? Ну, ладно, проехали, — сказал он секундой позже, потешаясь над моим смущением.